23:56 

"Дважды счастливая вдова"

Stregoika
Звездное небо над головой и моральный закон в сердце(с)
Глава Седьмая
Сватовство Майора

Следующее утро...
Майор скучал. Все нашли себе занятие по интересам, бросив его наедине со своим интеллектом, то есть в одиночестве. Обиженный на весь мир он решил почитать книгу. Идти наверх, и рисковать попасться на глаза Уолтеру, до сих пор вспоминавшего ему события полувековой давности не хотелось, по этому он начал искать что-нибудь почитать, в подвале.
Единственной книгой, которую ему удалось найти в своем чемодане, была «Майн Кампф». Наугад раскрыв книжицу он наткнулся на фразу "немецкий мальчик, не забывай, что ты немец, а девочка, помни, что ты должна стать немецкой матерью!"
Черт побери! Подумал Криг, забыл! Забыл! Воюю, воюю, а дом не построил, дерево не посадил, сына не родил. Дом и дерево фигня, а вот дети это святая обязанность каждого арийца! Жениться пора, срочно, пока не забыл!
В поисках подруги жизни он побрел по коридорчику. Его внимание привлек радостный смех и чьи-то причитания.
Как оказалось, это была комната Селес, где все, кроме него Уолтера и Интегры, резались в дурака на раздевание. По какому-то странному совпадению везло в основном Алукарду и Зорин, с завидной регулярностью махавшими руками над чужими картами. Зато остальным пришлось нелегко. Капитан уже предстал перед играющими во всем великолепии боксерских трусов, Инкогнито, успевший проиграть брюки, кутался в пальто, на Рип, как самой честной и играющей в первый раз, из одежды оставался только пиджак, под который она пыталась спрятать голые коленки. Виктория, по общему мнению, хитрила, снимая с себя по одной перчатке или чулку, особенно возмущая этим Яна, вытаскивающего из себя по сережке за проигрыш. Шреди, которого до игры не допустили по малолетству, с интересом наблюдал за тем, как Люк и Бернадотте стаскивали с Дока халат, который он только что проиграл.
- Последний батальон, вы, чем занимаетесь? Азартные игры, разврат, насилие, и все это без меня? Как вы посмели! Всем три наряда без очереди!
Бравые солдаты смотрели на него без должного благоговения. Медленно и сосредоточено они переглянулись, и только после этого соблаговолили отдать ему честь.
Картина впечатляла. На этот раз они выстроились по росту, и выглядело это так: Капитан в боксерских трусах ярко-розового цвета в голубенькую бабочку, Рип, в пиджаке на голое тело, но не расставшаяся со свастичкой, когда она вытянула руку, то пиджак поехал вверх, высветив то, чего не надо. Минуты три она боролась с пиджаком, но, бросив дурацкую идею, опустила руку, к большому огорчению уже заинтересовавшегося Капитана. Следом шли более-менее одетый Док и полностью одетая (ну, насколько была изначально) Зорин. Шреди сделал вид, будто его здесь нет, не было и не предвидится.
- Всем пятьдесят отжиманий, старший лейтенант, ко мне! – выкрикнул Майор из-за двери.
- Который лейтенант-то? – запоздало, вопросили девицы.
- По очереди!

Так как у Рип был непогашенный проигрыш по картам, то первой пошла она.
Майор сумел перетащить в свою комнатенку любимое кресло, в котором и развалился. В душе он был рад, что первой пришла Рип, из двух зол стремишься выбрать ту, что помоложе, и посимпатичней.
- Старший лейтенант, я хочу сделать вам одно предложение, от которого вы не сможете отказаться.
Рип напряглась. В последний раз командир был таким ласковым и заискивающим, когда посылал ее на тот злополучный авианосец, утверждая, что ей нужно будет просто «проконтролировать обстановку и встретить делегацию».
- Какое еще? Больше я вам на стреме стоять не буду, мушкет у меня один! А у мушкета я тоже одна.
- Старший лейтенант! Как вы могли так обо мне подумать! Что я подвергну риску такое прелестное создание...
Ты можешь и не то, про себя подумала Рип. Знаем мы тебя, интригана...
- Старший лейтенант, будь моей женой!
- Что?! – поперхнулась Рип (как хороший солдат она уже подготовилась выпалить «Jawohl Herr Kommandeur!» и сделать все так, как надо было ей)
- Что! – офигел Люк, выбивший от неожиданности дверь плечом (он подслушивал под ней)
- Я предлагаю вам руку, сердце и все остальные, принципиально важные органы. Каков ваш ответ?
- Катитесь к черту, Херр командир! – хором ответили Люк и Рип.
- Это бунт?!
- Нет, мы решили дезертировать.
Дверь за их спинами хлопнула почти с вызовом.

- Фройлян Блитц, не могли бы вы повернуться ко мне левым боком? – осторожно, дабы не растерять остатки мужества и решимости попросил Криг.
Зорин равнодушно повернулась. Заскоки начальства были ей абсолютно параллельны.
- Старший лейтенант, вы никогда не задумывались о будущем? – вкрадчиво произнес милитарист, приглядываясь к левой половине потенциальной супруги и убеждавший себя, что не бывает некрасивых женщин, а бывают сильные очки и мало шнапса. Кроме того можно разжиться на редкость звучной двойной фамилией.
- Порой... – Будущее для нее исчерпывалось сегодняшним вечером, уже распланированным.
«Надо решаться, пока не послали раз и навсегда» подумал и без того уставший Криг.
- Фройлян Блитц, я официально предлагаю вам стать фрау Криг! – выпалил Майор, умудрившийся вцепиться в руку Зорин, и одновременно грохнуться на одно колено. Вследствие чего неизмеримо более рослая девица оказалась перегнутой пополам.
Оглядев непосредственное начальство, уже оттянувшее ей руку Зорин нежно положила ему свободную руку на лоб. Убедившись, что жара нет, она нагнулась к его подозрительно довольной мордочке, аккуратно сняла с него очки, протерла их краем майки и водрузила обратно.
- Майор, обратитесь к Доку – «Если не это не лечится, то Док заранее согласен» - подумала практичная немка.
Оставив его переваривать информацию, она выудила из-под майки какой-то мятый кусок бумажки и оставила его на столике, а сама дезертировала по направлению к коридору.
- Так ты согласна? – выкрикнул вдогонку ей командующий.
- Нет!
Четверть часа спустя, развернув лист, Майор нашел там грубое требование об увольнении в запас.


   

Кровавым пером по тёмной душе

главная