21:44 

"Дважды счастливая вдова"

Stregoika
Звездное небо над головой и моральный закон в сердце(с)

Глава Четвертая
Знакомые все лица!
Скажи мне, кто твои друзья...
На следующее утро (если пол четвертого по полуночи можно назвать утром) Интегра вскочила с кровати от звуков «Боже, храни Королеву!». Она вытянулась по струночке, отдавая честь. Через пару минут до нее дошло, что она а) дома, б) перед окном, в) в одной ночнушке.
Выглянув в окно, она оправдала свои худшие опасения. Прямо ей в окно заглядывала на редкость теплая компания, состоящая из Майора, Дока, Шредингера, Рип-Ван-Винкль, Зорин, Бернадотте и, к ее особому негодованию, Алукарда. Дело в том, что весь, сколько-нибудь выживший командирский состав Миллениума и иже с ними (то есть Шредингера, от счастья, пестовать которого отказались все приюты, включая Андерсовский) отправили на перевоспитание к ней. Гуманизм, мать его за ногу.
И, теперь, едва освоившись, эти кровососы начали ее донимать. «Пропустив» пару комментариев, по поводу ее ног, выглядывающих из-под старой майки 67 размера, она юркнула под одеяло, плюнув на государственный гимн, и укрывшись с головой.
Так как Виктория выкинула ее любимый костюм, то что бы одеться пришлось лезть в шкаф. В конце концов, выбор пал на клеши «варенки» и зеленый топ.

Вечернее построение «воспитанников» уже вызвало нарекания. После команды «Ровняйсь по росту!» Интегра увидела такую картину: Майор, Док, Зорин, Рип-Ван-Винкль, Шредингер, Капитан. Оглядев «ровный» строй Интегра спросила.
- С какой стороны считать? – Это было сказано тихим голосом. – Я сказала строиться по росту, а не по понтам! – Это она уже проорала.
Компания, ясно давая понять, что, сколько бы она ни орала, авторитету она себе не прибавит, лениво перестроилась. Теперь это выглядело так – Рип Ван Винкль, Капитан, Док, Зорин, Шредингер, очень недовольный Майор.
Перевоспитание заключалось в общественно-полезном труде. Майора отправили полоть морковку, Зорин, так и не расставшуюся со своей косой, ровнять газон, Док получил наряд в прачечную, Капитана отправили чинить проводку (Уолтер с Алукардом поспорили, сможет ли он держать оголенные провода), Рип послали мыть люстры, а Шредингера, днем оравшего, что он создание ночное, Алукард повел учиться извлекать корни из интегралов. Ясное дело, что, эти два гада, находящиеся, несмотря на возраст, на одном уровне морального развития опять выдумают какую-нибудь гадость.

- Стоять! Стоять я сказал, коновал! С тебя самого сейчас «усовершенствую»! – за Доком на одной ноге, размахивая ботинком, сдираемым с другой, прыгал Бернадотте. Док, сориентировавшись в ситуации, попытался спрятаться за «широкой» спиной Шредингера. Тот, до этого с интересом перекапывавший землю в цветочном горшке, стащенном из кабинета Интегры, нагло стал уворачиваться.
- Я же ради науки! - Безумный ученый тщетно попытался избежать карающего тапка возмездия.
- В чем дело? – до разбора ситуации снизошел Алукард. – Чего разорались среди бела дня? Не видите – я сплю!
До того он действительно спал, уютно устроившись в гробу и закрывшись крышкой. Вообще-то ему было поручено нянчить Шредингера, но он ограничился тем, что дал ему задание (он же не сказал, какие именно корни из каких именно интегралов они будут извлекать!).
- Я попросил это научное светило запломбировать мне зуб, а он?! – Док виновато вздохнул.
- Пошли отсюда, оба! – терпение у вампира кончилось. – Зачем я только сказал ей, что не реагирую на солнце!
- Лорд Алукард – вот! – Шредингер подсунул ему откопанный, наконец, корень кактуса. – Из чего теперь будем извлекать корни? – Алукард с невыразимой тоской посмотрел на столетний дуб за окном.

- Восемьдесят пять. Восемьдесят шесть...
Рип Ван Винкль с настроем маньячки возила щеткой по волосам. С переездом в Англию она, к безмерному огорчению Зорин, делившей с ней комнату, успела добраться до журналов, радио и кабельного телевиденья. Это не только расширило ее словарный запас, но и внушало ей десяток идиотских идей ежедневно.
-Девяносто три...
-Заткнись! – как не странно, но нордический характер Зорин дал трещину. Дело в том, что, услышав о том, что волосы надо причесывать сто раз в день, Рип решила восполнить многовековой недостаток внимания к своим волосам за один день. Считая вслух.
- Слушай, ты сегодня какая-то нервная. Может тебе тоже что-нибудь сделать с внешностью? Завивку там, татуаж... – Зорин недобро оглянулась. Рип замолкла.



   

Кровавым пером по тёмной душе

главная